КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ

КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ

ПРИКОНЧИЛ 2-ух БРОДЯГ

Дорога, по которой шел Аллейн, была еще безлюднее, чем другие

дороги царства, в особенности те, что соединяли меж собой более большие

городка. Все таки временами Аллейн встречал путников, не раз его

обгоняли череды мулов с вьюками и группы всадников, двигавшихся в том же

направлении, что и он. Один раз ему попался нищенствующий монах КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ в

коричневой рясе; он прихрамывал и, лицезрев Аллейна, стал жалобно умолять,

пусть тот подаст ему маленькую монетку на покупку хлеба и тем выручит от

голодной погибели. Но Аллейн торопливо прошел мимо: в монастыре его обучили

избегать нищенствующих монахов, не считая того, из сумы побирушки торчала

большущая полуобглоданная баранья кость, доказывавшая, что он лжец. Как КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ ни

торопился парень прочь, он все таки услышал, как тот проклинал его именованием 4

святых евангелистов. И так ужасны были эти проклятия, что Аллейн,

перепуганный, заткнул уши и бежал до того времени, пока монах не перевоплотился в

коричневое пятнышко на желтоватой дороге.

Подалее, на опушке леса, он увидел коробейника с супругой КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, сидевших на

поваленном дереве. Тюк с продуктами служил им столом, и они с аппетитом

уплетали большой паштет, запивая его каким-то напитком из каменного

кувшина. Коробейник при виде проходившего мимо Аллейна отпустил соленую

шуточку, а супруга его пискляво окрикнула юношу, приглашая присоединиться к ним,

при этом супруг, вдруг перейдя от шутливости к КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ бешенству, начал колотить супругу

собственной дубинкой. Аллейн зашагал далее, боясь, что ревнивый супруг

разъярится еще более, и на сердечко у него стало очень тяжело. Куда бы он ни

посмотрел, казалось, он везде в отношениях человека к человеку лицезреет только

несправедливость, насилие и беспощадность.

Но когда он, горестно размышляя об этом и тоскуя о КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ сладкой тиши

монастыря, вышел на полянку, окруженную кустарником, ему раскрылось зрелище,

более странноватое из всего увиденного им до сего времени. Недалеко от дороги

тянулись густые заросли, а над ними торчали четыре людские ноги,

обтянутые двуцветными брюками - одна половина желтоватая, другая темная. Но

самым странноватым Аллейну показалось то, что вдруг прозвучала заразно

радостная КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ мелодия и четыре ноги начали дергаться и извиваться в такт музыке.

Обойдя на цыпочках заросли, он, пораженный, увидел 2-ух парней,

плясавших стоя на голове, при этом один играл на виоле, другой - на дудке, да

так забавно и складно, как будто оба расслабленно посиживали на скамьях. Созерцая настолько

противоестественное зрелище, Аллейн даже перекрестился, но ему КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ чуть удалось

сохранить серьезность, когда оба плясуна увидели его и, подпрыгивая, к

нему направились. На расстоянии длины клинка от него каждый перекувырнулся в

воздухе, свалился на ноги и самодовольно улыбнулся, прижимая руки к сердечку.

- Мы ждем заслуги, заслуги, о рыцарь с изумленным взглядом! - воскрикнул

какой-то из них.

- Мы ждем КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ дара, царевич! - закричал другой. - Мы примем хоть какой пустяк -

хотя бы кошелек с червонцами либо даже кубок, увенчанный каменьями.

Аллейн вспомнил то, что он читал об одержимых бесом - как они

прыгают, извиваются, несут непонятный вздор. Он уже помыслил было о

заклинаниях, которые предписывалось произносить при схожих встречах с

одержимыми; но, взглянув на его КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ испуганное лицо, они звучно расхохотались,

снова встали на голову и саркастически щелкнули каблуками.

- Никогда не видал акробатов? - спросил тот, что был постарше,

чернобровый, смуглый и гибкий, как будто ветка орешника. - Для чего же пугаться,

как будто мы отродье беса?

- Для чего пугаться, милок? Отчего таковой ужас, мой сладкий КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ? - схватил

другой, вертлявый, долговязый малый с бегающими, плутоватыми очами.

- Правильно, господа, зрелище это для меня новое. Когда я увидел ваши ноги

над кустиками, я очам своим не поверил. Ради чего проделываете вы такие

штуки?

- Не промочив гортань, и не ответишь, - воскрикнул более юный,

становясь на ноги. - Это очень пересохший вопрос, красавец мой! Но КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ что я

вижу? Фляжка, фляжка - клянусь всеми чудесами! - Он протянул руку к Аллейну

и, выхватив флягу из его сумы, отбил горлышко и опрокинул для себя в рот добрую

половину содержимого. Остаток он протянул товарищу, тот допил вино, а потом

к удивлению клирика, которое все росло, сделал вид, как будто проглатывает и

фляжку, да так умело, что КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ Аллейн лицезрел своими очами, как она

пропала у него в горле. Правда, через мгновение он кинул ее через голову

и перехватил под собственной левой ногой.

- Благодарим вас за винцо, хороший сэр, - произнес он, - и за ту разлюбезную

готовность, с какой вы его предложили. Ворачиваясь к вашему вопросу, можем

сказать вам, что КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ мы странствующие актеры и жонглеры, мы выступали с

огромным фуррором на ярмарке в Винчестере, сейчас отправляемся в Рингвуд, на

огромную ярмарку, которая там бывает на Михайлов денек. А потому что наше

искусство просит большой точности и мастерства, мы не можем и денька

пропустить, не упражняясь в нем, зачем отыскиваем какое-нибудь тихое,

скрытое местечко и КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ там делаем привал. И вот вы видите нас; для нас же

нисколечко не умопомрачительно, что вы, ничего не зная о кувырканье, поражены:

ведь и многие прославленные бароны, герцоги, маршалы и рыцари, побывавшие

даже в Святой земле, единогласно убеждали, что никогда не видали настолько

роскошного и великодушного вида. Если соблаговолите сесть на КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ этот пенек, мы

будем продолжать наши упражнения.

Аллейн охотно последовал этому указанию и сел меж 2-мя большими

узлами с одежкой кочевых актеров: там были камзолы из пламенного шелка и

кожаные пояса, увенчанные медными и жестяными бляхами. А жонглеры уже опять

стояли на головах, скакали по травке, напрягая шейки, и вкупе с КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ тем

наигрывали на собственных инструментах, потрясающе соблюдая такт и лад. Аллейн

вдруг увидел, что из 1-го узла высовывается угол какого-то инструмента,

- он вызнал цитру, извлек ее, настроил, и скоро ее звуки присоединились к

развеселой песенке, которую игрались плясуны. Тогда они побросали собственные

инструменты и, опершись ладонями о землю, запрыгали все резвее и резвее КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ,

покрикивая, чтоб он играл живее, и, в конце концов, все трое так утомились, что

обязаны были тормознуть.

- Отлично играешь, милашка! - воскрикнул юный. - У тебя струны поют,

когда ты их касаешься, изредка кто так умеет. Откуда ты знаешь эту мелодию?

- А я ее и не знал. Я просто следовал звукам КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, которые слышал.

Оба уставились на него с таким же удивлением, с каким он перед тем

смотрел на их.

- Означает, у тебя здорово узкий слух, - произнес один. - Мы издавна вожделели

повстречать такового вот человека. Хочешь присоединиться к нам, и вкупе

потрусим в Рингвуд? Работа у тебя будет легкая, каждый денек будешь получать

два пенса и КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ вечерком мясо на ужин.

- Не считая того, пива, сколько влезет, - добавил другой, - а по

воскресеньям - фляжку гасконского.

- Да нет, не смогу я. Мне предстоит другая работа. Я и так здесь с вами

очень замешкался, - ответил Аллейн и опять решительно зашагал по дороге.

Они побежали было за ним, предлагая поначалу четыре пенса в КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ денек, позже

6, но он только улыбался и качал головой, тогда они, в конце концов, отстали.

Оглянувшись, он увидел, что тот, который был гораздо меньше, взобрался на плечи к

юному, совместно они стали ростом чуть ли не в 10 футов, и так они стояли

и махали ему вослед, прощаясь. Он помахал им в ответ КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ и заспешил далее, а на

сердечко у него стало легче после встречи с этими необычными людьми, целью

которых было веселить других.

Невзирая на богатство маленьких приключений, Аллейн прошел еще сильно мало.

Но юного клирика, привыкшего к настолько размеренному существованию, что

нехватка пива либо подмена 1-го хорала другим уже казались событиями

чрезвычайной значимости, стремительная смена КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ теней и света, которыми полна жизнь,

поразила и глубоко заинтриговала. Казалось, целая пропасть отделяет эту

кипучую, изменчивую жизнь от издавна закоренелого монастырского уклада,

сводившегося к чередованию трудов и молитв. Несколько часов, протекших

после того, как он в последний раз посмотрел на колокольню аббатства,

равномерно заполнили его память так, что вроде КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ бы вытеснили долгие

месяцы монотонной жизни в монастыре. И когда он на ходу стал есть мягенький

хлеб, извлеченный из дорожной сумы, его изумило, что в хлебе все еще

сохранялось тепло монастырской печи.

Миновав Пенерлей, состоявший из 3-х домиков и амбара, он достигнул

границы лесов, за которыми простирались одинаковые заросли вереска, и эти

розовые пятна КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ перемежались с бронзой увядающих мхов. Слева как и раньше

тянулась лесная чаща, но дорога уходила от нее в сторону и вилась по

открытым местам. Солнце на западе стояло низковато, над фиолетовой тучей, его

мягенький, незапятнанный свет озарял вересковые заросли и блестел по краю опушки,

превращая засохшие листья в чешуйки мертвого золота, сверкавшие КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ тем ярче,

чем поглубже чернели за ними провалы лесных глубин. Для мудрейшего взгляда

увядание более отлично, чем цветение и рост, и погибель - более, чем

жизнь. Эта самая идея прокралась в душу Аллейна, когда он увидел

осенний пейзаж и восторгался его красотой. Но ему некогда было

наслаждаться очень длительно этим зрелищем: как КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ-никак до наиблежайшей деревенской

гостиницы оставалось еще хороших 6 миль. Парень присел на обочину дороги,

поел хлеба и сыра, а потом с облегченной сумой поторопился далее.

Оказалось, что в открытой низине путников больше, чем в лесу. Поначалу

он повстречал 2-ух доминиканцев в длинноватых темных одеждах, они проплыли мимо,

опустив взгляды, что-то бормоча, и КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ даже не глянули на него. Потом появился

рослый монах, может быть, минорит, с большим пузом; он шагал не спеша и

смотрел по сторонам с видом человека, который пребывает в ладу с собой и со

всеми людьми. Он приостановил Аллейна и осведомился, правильно ли, что в этих

местах кое-где недалеко есть гостиница, популярная КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ своими тушеными угрями.

Когда клирик ответил, что да, он слышал о соулейских угрях, монах зачмокал

губками и поторопился далее. За ним по пятам следовали трое работников, они

шли плечо к плечу и несли лопаты и мотыги. Работники пели очень стройно

примитивную хоровую песню, но их британский язык был так неотесан КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ и груб,

что слуху юноши, воспитанного в монастыре, показался каким-то варварским

иноземным наречием. Какой-то из них нес птенчика выпи, пойманного на торфяном

болоте, и они предложили его Аллейну за маленькую серебряную монету. Он был

рад, когда благополучно миновал их: торговаться посреди вересковых зарослей с

этими буйными рыжебородыми и синеглазыми парнями было бы КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ достаточно

неприятно.

Но не всегда следует больше всего бояться самых здоровых и

неотесанных людей. Работники поглядели ему вослед голодными очами, а

потом поплелись далее, медлительно и неуклюже, как оно и характерно саксам.

Ужаснее пришлось Аллейну при встрече с колченогим калекой, который ковылял по

дороге; он был, видимо, до того стар и слаб, что даже КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ ребенок мог бы его не

страшиться. Но, когда Аллейн опередил его, тот вдруг просто со злобы

бросил ему вослед проклятие, и зазубренный камень пропархал мимо его уха. И

так отвратна была беспричинная ярость этого скрюченного сотворения, что

наш клирик ощутил озноб и бежал, пока до него уже не могли долететь

ни камешки КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, ни слова. Ему стало казаться, что в Великобритании у человека нет защиты,

не считая силы его собственных кулаков и быстроты ног. В монастырях он слышал

человечные дискуссии о законе, о его могуществе, стоящем выше могущества

прелатов и баронов, но не лицезрел пока никаких признаков этого закона. Что за

полезность от закона, задумывался КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ парень, вроде бы прекрасно он ни был написан на

пергаменте, если нет служителей закона, чтоб внедрять его в жизнь. Но

в тот же вечер, еще до захода солнца, он стал очевидцем того, как

неумолимы клещи британского закона, когда им удается захватить виноватого.

Если пройти милю либо около того по вересковой пустоши, дорога

внезапно ныряет КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ на дно оврага, по которому стремительно бежит ручей с

коричневатой водой. На право от него стоял и стоит до сего времени старый курган,

либо могильник, покрытый густой щетиной вереска и папоротника. Аллейн,

спускаясь по склону, вдруг увидел, что ему навстречу, с обратного

откоса, спускается старуха: она утомилось прихрамывала и тяжело опиралась КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ на

палку. Дойдя до берега ручья, она тормознула, беспомощно озираясь вправо

и влево и ища брода. Против сбегавшей вниз тропинки в воде лежал камень,

но для ее старческих, дрожащих ног он находился очень далековато от берега.

Два раза она пробовала шагнуть на него, два раза отступала и, в конце концов КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, в

отчаянии опустилась наземь и в тоске стала разламывать руки. Там она и посиживала,

когда Аллейн достигнул переправы.

- Идите сюда, матушка, - позвал он, - не так здесь небезопасно перебегать!

- Как досадно бы это не звучало, хороший парень, - отозвалась она, - глаза другой раз подводят меня.

Я хоть и вижу там в воде камень КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, но не могу сказать точно, где он лежит.

- Ну, этому просто посодействовать, - забавно отозвался Аллейн, просто поднял

старуху, ибо годы очень иссушили ее, и перенес на другой сберегал. Он не мог

не увидеть, что, когда он опустил ее наземь, колени у нее подогнулись и ей

чуть удалось выпрямиться, делая упор на свою палку.

- Вы КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ ослабли, матушка, - увидел он. - Правильно, издалека идете?

- Из Уилтшира, дружок, - объяснила она дрожащим голосом, - три денька была

я в пути. А иду к отпрыску, он один из царских лесных смотрителей в

Брокенхерсте. И всегда убеждал, что будет хлопотать обо мне, когда я

состарюсь.

- И это справедливо, мама, ведь вы хлопотали о нем КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ в его молодости. А

когда вы ели в последний раз?

- В Линдхерсте. Как досадно бы это не звучало, мои средства пришли к концу, и я смогла получить на

их у монахинь только миску похлебки из отрубей. Все таки я надеюсь, что

сегодня же доберусь до Брокенхерста, где смогу иметь все, что КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ душе угодно;

ведь, сэр, мой отпрыск - великодушный человек, у него доброе сердечко, и для меня

слаще всякой пищи идея о том, что на нем дорогой зеленоватый камзол и что он

служит самому королю.

- Но ведь до Брокенхерста не близкий свет, - произнес Аллейн. - Вот у

меня остались хлеб и сыр, возьмите, и очередной пенни КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, он даст вам

возможность поужинать. Господь бог да будет с вами!

Пусть будет с вами господь бог, парень! - воскрикнула старуха. - Пусть

он отправит удовлетворенность вашему сердечку, как вы повеселили мое.

Она отвернулась, все еще бормоча благословения, и Аллейн лицезрел, как

сухонькая фигура и ее длинноватая тень, спотыкаясь, подымаются по КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ склону.

Он и сам двинулся было далее, но его взору вдруг стало странноватое

зрелище, и по коже забегали мурашки.

Из зарослей на древнем кургане на него смотрели два лица; заходящее

солнце ярко освещало их, подчеркивая каждую черту и морщинку. Одно

принадлежало старообразному человеку с водянистой бородкой, крючковатым носом и

огромным багряным родимым пятном КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ на виске, 2-ой был негр - в те деньки их

очень изредка можно было повстречать в Великобритании, в особенности в южных областях.

Аллейн читал, что есть на свете чернокожие люди, но никогда ни 1-го негра

не лицезрел и не способен был отвести глаз от его толстых, выпяченных губ и

сверкающих белизною зубов. Пока он смотрел КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, эта пара ловко выкарабкалась из

кустов и стала красться к нему с очевидно криминальными намерениями, и клирик,

решив избежать встречи, заторопился далее.

Не успел он подняться на склон, как услышал за собственной спиной неожиданный

шум драки и слабенький глас, призывавший на помощь. Окинув взором дорогу, он

увидел на ней старуху с ее КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ развевающимся по ветру красноватым шарфом; оба

негодяя - белоснежный и темный - старались отнять у нее подаренную Аллейном

монетку и убогие мелочи, представлявшие хоть какую-нибудь ценность. При

виде ничтожной старухи, напрасно пытавшейся оказать сопротивление, в сердечко

Аллейна вспыхнуло настолько жгучее негодование, что даже голова закружилась.

Бросив наземь суму, он перепрыгнул назад через ручей и устремился КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ на 2-ух

негодяев, размахивая палкой и сверкая очами.

Но разбойники были, как видно, не склонны отпустить свою жертву,

не выполнив собственных злобных целей. Негр, повязав красный шарф старухи

вокруг темной головы, стоял среди тропки, держа наготове длиннющий мерклый

ножик, тогда как другой, размахивая суковатой дубиной, осыпал Аллейна бранью,

предлагая подойти ближе. Да КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ и без вызова кровь у юноши бурлила. Ринувшись

на чернокожего, он стукнул его с таковой силой, что тот выронил ножик на дорогу

и, взвыв, отпрыгнул на неопасное расстояние. Но 2-ой бандит, как

видно, более решительного характера, ринулся на клирика, обхватил его вокруг

пояса, как будто медведь лапами, и кликнул собственному сотоварищу КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, чтоб тот

поторопился к нему на выручку и всадил пленнику ножик в спину. Здесь негр

приободрился, поднял собственный кинжал и опять, крадучись, стал подбираться к

Аллейну, ступая неслышно, с жаждой убийства в очах; а тем временем белоснежный

и его пленный, вцепившись друг в друга, раскачивались из стороны в сторону.

Но в самый КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ разгар схватки, когда Аллейн уже приготовился к тому, что

вот-вот ощутит меж лопатками ледяное лезвие ножика, в один момент донесся топот

копыт; чернокожий в страхе взвизгнул и, что было сил, понесся прочь, через

вереск. Разбойник с родимым пятном попробовал вырваться, Аллейн услышал, как

у него застучали зубы, и ощутил, как сходу обмякло его тело. Осознав КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ,

что приближается помощь, клирик стиснул разбойника еще крепче и в конце концов

прижал его к земле; здесь он обернулся, желая выяснить, откуда все эти

обнадеживающие звуки. По идущей под уклон дороге на рослой вороной лошадки

скакал вскачь высочайший дородный мужик в мундире из фиолетового бархата. Он

ловко пригибался к шейке лошадки КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ и при каждом ее скачке вздергивал плечи, как

как будто он поднимал жеребца, а не тот нес наездника. Бросив резвый взор,

Аллейн успел увидеть, что на нем белоснежные замшевые перчатки, бархатный берет

с кучерявым белоснежным пером и широкая, расшитая золотом перевязь на груди.

Следом скакало еще шестеро всадников, по двое в ряд КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, одетых в умеренные

карие куртки, и у каждого из-за правого плеча торчал длиннющий желтоватый

лук. С громом проскакали они по откосу, перемахнули через ручей и

приблизились к месту схватки.

- 1-го изловил! - произнес их предводитель, спрыгнув со взмыленного

жеребца, и схватил белоснежного разбойника за полу куртки. - Это какой-то из них КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ. Я

вызнал его по чертовой отметине над бровью. Где твои веревки, Питеркин? Так!

Свяжи ему руки и ноги. Пришел его последний час. А вы, юноша, кто

вы таковой?

- Я клирик, сэр, иду из Болье.

- Клирик! - воскрикнул другой. - Ты из Оксфорда либо из Кембриджа? А

есть у тебя от принципала твоей коллегии письмо, разрешающее для КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ тебя просить

милостыню? Ну-ка, покажи. - Лицо у него было квадратное, грозное, с

кустистыми бакенбардами и очень недоверчивыми очами.

- Я из аббатства Болье, и мне просить милостыню незачем, - объяснил

Аллейн, который весь трепетал сейчас, когда стычка была кончена.

- Тем лучше тебе. - отвечал тот. - А ты знаешь, кто я?

- Нет, сэр, не знаю.

- Я КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ закон! - И он принципиально покивал головой. - Я британский закон и

глашатай Его милости Царского величества Эдуарда Третьего.

Аллейн низковато склонился перед представителем короля.

- Воистину вы явились впору, почетаемый сэр, - произнес он. - Еще

мало - и они прикончили бы меня.

- Но здесь должен быть еще 2-ой! - воскрикнул наездник в фиолетовом

мундире. - Он чернокожий КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ. Один - мореплаватель, тот, что с родимым пятном, а другой

негр, служивший у него поваром, вот парочка, за которой мы охотимся.

- Негр удрал вон в ту сторону, - произнес Аллейн, указывая на курган.

- Он не мог уйти далековато, сэр бейлиф, - заявил один из лучников,

натягивая тетиву. - Скрывается где-нибудь вблизи КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, темный язычник. Он

отлично знает, что у наших лошадок четыре копыта, а у него только два.

- Означает, мы сцапаем его, - ответил бейлиф. - Пока я бейлиф в

Саутгемптоне, никто не произнесет, что какой-либо растратчик, похититель, вор

либо убийца ушел целым и невредимым от меня и моего отряда. Пусть негодяй

валяется здесь. А вы КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, мои ребятки, стройтесь-ка да возьмитесь за луки, я

приглашаю вас на такую охоту, какая бывает только у короля. Ты, Ховет,

становись слева, а ты, Томас из Редбриджа, - справа. Так! Стреляйте в

вереск, поверху и внизу, меткому стрелку - кувшин вина.

Но лучникам пришлось находить недолго. Негр забился в яму на склоне

холмика и мог КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ бы лежать достаточно комфортно, если б не красноватый шарф у него на

голове. Когда он приподнялся, чтоб посмотреть через кустарник на собственных

противников, броский цвет шарфа заинтересовал бейлифа, который издал протяжный

возглас, пришпорил жеребца и бросился вперед, держа в руке клинок. Осознав, что его

нашли, негр выскочил из собственного укрытия и КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ огромными прыжками что было

мочи понесся вниз, мимо выстроившихся лучников, держась, но, по

последней мере на расстоянии 100 шагов от их. Двое, которые находились по

обе стороны Аллейна, натянули луки так нерасторопно, как если б им

предстояла стрельба по мишени на деревенской ярмарке.

- Семь ярдов упреждения на ветер, Хэл, - произнес один из лучников, с

уже КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ седеющей головой.

- 5, - ответил другой и пустил стрелу.

Аллейн ощутил, как судорога сжала ему гортань, ибо желтоватая жилка

как будто пронзила бегущего насквозь; но он еще продолжал мчаться вперед.

- Семь, дуралей, - прорычал 1-ый лучник, и его тетива запела, как

струна арфы.

Чернокожий высоко подскочил, выкинул вперед руки и ноги и плашмя

свалился посреди КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ вереска.

- Чок-в-чок, под лопатку! - объяснил лучник и не спеша пошел за собственной

стрелой.

- Старенькый пес идеальнее всего когда он сдох, - увидел бейлиф из

Саутгемптона, и они направились назад к дороге. - Означает, сегодня вечерком

разопьем кварту наилучшего малмсея, Мэтью Этвуд. А он вправду мертв, ты

уверен в этом?

- Мертв, как Понтий Пилат, почетаемый сэр.

- Хорошо КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ. А сейчас о другом воре. Деревьев для него хватит, да у нас

времени не много. Вытащи-ка собственный клинок, Томас из Редбриджа, и снеси ему голову.

- Одна просьба, милостивый сэр, одна просьба! - воскрикнул

приговоренный.

- Какая же? - спросил бейлиф.

- Желаю покаяться в собственном злодеянии. Вправду, я и мой темный

повар, оба КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ с судна "La Rose de gloire"* из Саутгемптона, напали на

фландрского негоцианта и украли все его пряности, также бархатные и шелковые

ткани, за что, как нам отлично понятно, вы легитимно и преследуете нас.

______________

* Роза славы (франц.).

- От твоего признания не много полезности, - темно увидел бейлиф. - Ты

сделал грех в моем окружении и должен умереть КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ.

- Но ведь, сэр, - увидел Аллейн, у которого даже губки побелели от

этих кровавых происшествий, - трибунал еще не рассматривал его дело.

- Молодой клирик, - отозвался бейлиф, - вы гласите о делах, в каких

ничего не смыслите. Правильно, он еще не являлся в трибунал, но трибунал явился к нему.

Он бежал от закона, и КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ сейчас он вне закона. Не касайся того, что не твоя

забота. Но какая же у тебя просьба, негодяй, о чем ты хочешь просить?

- В моем ботинке, достопочтенный сэр, спрятана щепка от судна, на

котором апостола Павла прибило к острову Мелит. Мне продал эту щепку за два

нобля один мореплаватель, плававший в КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ Левант. И я умоляю: вложите мне в руку эту

щепку, чтоб я погиб, все еще держа ее. Тогда вечное спасение будет

обеспечено не только лишь мне, да и для тебя, ибо я никогда не перестану

ходатайствовать за тебя.

По приказу бейлифа, с разбойника сняли ботинок и снутри, там, где выгиб

ступни, вправду лежала закрученая КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ в кусочек ткани длинноватая черная щепка.

При виде ее лучники сняли шапки, а бейлиф, вручая ее разбойнику,

благоговейно перекрестился.

- Если б так случилось, - произнес он, - что благодаря несравнимым

заслугам святого апостола Павла твоя запятнанная грехами душа все таки

получит доступ в рай, надеюсь, ты не забудешь о том посредничестве, какое

мне КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ обещал. Держи в памяти также и то, что ты должен молиться конкретно за

бейлифа Герварда, а не за шерифа Герварда, это мой двоюродный брат. А

сейчас, Томас, прошу тебя, поторапливайся. У нас впереди длинный путь, а

солнце уже село.

Аллейн смотрел, потрясенный, на всю эту сцену: на одетого в бархат

бюрократа, на группу КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ грозных лучников, сдерживавших собственных жеребцов, и на вора

со связанными за спиной руками и спущенной с плеч курткой. У обочины стояла

старуха и опять повязывала голову красноватым шарфом. И вот раздался резкий

сильный визг: один из лучников выдернул клинок из ножен и шагнул к

обреченному. Клирик, окутанный страхом, поторопился прочь; но не КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ успел он

отступить на достаточное расстояние, как услышал тупой удар и здесь же

предсмертный хрип и свист угасающего дыхания. Минутку спустя бейлиф и

четыре его лучников проскакали мимо, ворачиваясь в Саутгемптон, двое же

были оставлены, чтоб вырыть могилу. Когда наездники проезжали, Аллейн

увидел, что какой-то из них вытирает клинок о гриву собственного жеребца. При КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ виде этого

он ощутил нестерпимую дурноту и, присев на обочине дороги,

разрыдался, ибо его нервишки не выдержали. Как ужасна жизнь в мире, поразмыслил

он; тяжело сказать, кто страшнее - разбойники либо блюстители закона.

Глава V

КАК В "ПЕСТРОМ КОБЧИКЕ"

СОБРАЛАСЬ Странноватая КОМПАНИЯ

Уже наступила ночь, и луна светила меж разорванными бегущими

тучами, когда Аллейн Эдриксон КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ в конце концов добрался до лесной гостиницы на

окраине Линдхерста: он стер для себя ноги и ощущал мучительную вялость.

Длинноватое и низкое здание гостиницы стояло несколько в стороне от дороги, а у

входа пылали два факела, вроде бы приветствуя путников. Из окна торчал

длиннющий шест с привязанным к нему пучком зелени - символ того КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, что в

гостинице продаются спиртные напитки. Когда Аллейн подошел поближе, он

увидел, что дом сложен из неотесанных бревен и снутри мелькает свет,

пробивающийся наружу через все щели и скважины. Крыша соломенная, убогая;

но в необычном контрасте с ней под карнизом тянулись древесные, шикарно

расписанные щиты с геральдическими стропилами и перевязями и КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ андреевскими

крестами, также различными геральдическими лозунгами. У двери была

привязана лошадка, багряные блики ярко озаряли ее черную голову и

терпеливые глаза, а корпус терялся в тени.

Аллейн приостановился на проезжей дороге, раздумывая, как ему быть. Он

знал, что до Минстеда, где жил его брат, остается еще несколько миль. С

другой стороны, он не лицезрел брата КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ с юношества, а в слухах о нем было не достаточно

утешительного. Заявиться к нему и просить пристанища в настолько поздний час, -

чуть ли удачное начало. Не лучше ли переночевать тут, в этой гостинице, и

отправиться в Минстед завтра с утра. Если брат воспримет его - что ж, очень

отлично. Он пробудет у него КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ некое время и постарается быть ему полезным.

Если же, напротив, сердечко брата ожесточено против Аллейна, - ему остается

только продолжать собственный путь и отыскать лучшее применение собственному мастерству

рисовальщика и писца. А через год он сумеет возвратиться в монастырь, ибо

такая была последняя воля его отца. Поначалу монастырское воспитание,

позже, когда КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ ему исполнится 20 лет, год жизни в миру, потом свободный

выбор меж миром и монастырем - такой странноватый путь, намеченный для него

папой. Но вроде бы там ни было, другого выхода не было. И если уж нужно

сдружиться с братом, то лучше подождать до утра тогда и постучаться к

нему.

Сколоченная из досок дверь была приоткрыта, но когда КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ Аллейн

приблизился к ней, изнутри донесся настолько звучный галдеж голосов и взрывы

грубого смеха, что парень в нерешительности тормознул на пороге. Собрав

все свое мужество и сказав для себя, что место это публичное и он имеет

такое же право войти сюда, как и всякий другой, Аллейн раскрыл дверь и

вошел.

Хотя этот осенний КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ вечер был сравнимо теплым, на широком открытом

очаге трещала, стреляя искрами, большая груда дров, при этом отдельные клубы

дыма уходили в примитивную трубу, но большая часть валила прямо в комнату,

и дым стоял стенкой, так что человек, вошедший снаружи, чуть мог продохнуть.

На очаге бурлил и булькал большой котел, распространяя КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ смачный, притягивающий

запах. Вокруг него посиживало человек 10 - двенадцать самых различных

возрастов и сословий. Когда Аллейн вошел, они повстречали его такими кликами,

что он тормознул, вглядываясь в их через пелену дыма и недоумевая, что

могла означать настолько бурная встреча.

- Тост! Тост! - выл некий малый грубого вида в рваной куртке. -

Снова все выпьем КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ меду либо эля за счет последнего гостя!

- Такой уж закон "Пестрого кобчика", - кричал другой. - Эй, сюда,

госпожа Элиза! Новый гость пришел, ан нет ни глотка для всей компании.

- Все, что прикажете, господа, я подам все, что прикажете, - ответила

хозяйка, суетливо вбегая в комнату с охапкой кожаных кружек в руках. - Чего

же вам подать КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ? Пива для лесных братьев, меду для певца, водки для

жестянщика и вина для других? Такой тут древний обычай, юный

государь. Так принято в "Пестром кобчике" вот уже много лет, компания пьет

за здоровье последнего гостя. Вы не откажетесь выполнить этот обычай?

- Что ж, хорошая госпожа, - отозвался Аллейн, - я бы не нарушил КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ обычая

вашего дома, но должен признаться: мой кошелек очень тощ. Если 2-ух пенсов

хватит, я буду очень рад выполнить то, что от меня требуется!

- Заявлено прямо и сказано смело, мой неопытный монашек, - проревел

чей-то бас, и на плечо Аллейна легла томная рука.

Подняв глаза, он увидел около себя собственного недавнешнего сотоварища по

монастырю, отступника КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ Хордла Джона.

- Клянусь колючкой с распятия в Гластонбери! Нехорошие времена пришли для

Болье, - произнес тот. - Только и было парней в их стенках, что ты да я, и в

один денек они избавились от обоих. Я ведь следил за тобой, парень, и знаю,

что хоть лицо у тебя и ребячье, а КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ из тебя может выйти реальный мужик.

Естественно, еще есть аббат. Правда, я недолюбливаю его, а он меня, но кровь у

него в жилах жгучая. И сейчас посреди оставшихся он единственный мужик.

Остальные, что же все-таки это такое?

- Праведные люди, - ответил Аллейн строго.

- Праведные люди? Праведные кочерыжки! Праведные КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ стручки бобовые!

Какое у их дело? Только прозябать, да жрать, да жиреть. Если это именовать

праведностью, так и кабаны в этом лесу годятся для святцев! Ты думаешь,

ради таковой жизни даны мне прочные руки да широкие плечи либо для тебя твоя

голова? В мире есть много работенки, а сидя за каменными стенками ее не

сделаешь КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ.

- Для чего же ты тогда пошел к монахам? - спросил Аллейн.

- Вот добросовестный вопрос, и на него я дам добросовестный ответ. Я пошел к ним

поэтому, что Мэри Олспей из Болдера вышла за горбуна Томаса из Рингвуда и

бросила некоего Джона из Хордла за то, что он гуляка и КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ бродяга, и нельзя

надежды, что он будет неплохим супругом. Вот почему я, любя ее и будучи

человеком жарким, удалился от мира; и вот почему, обдумав все на досуге, я

рад, что снова возвратился в этот мир. Горе тому деньку, когда я сменил куртку

йомена на белоснежную рясу монаха.

Пока он гласил, опять вошла хозяйка, неся КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ большой поднос с кружками и

флягами, заполненными до краев карим элем и рубиновым вином. За

хозяйкой следовала служанка с высочайшей стопкой древесных тарелок и

древесными ложками, которые стала раздавать присутствующим.

Двое из их, одетые в полинявшие от непогодицы куртки лесников, сняли с

очага большой котел, а 3-ий, вооружившись не малым оловянным черпаком КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ,

положил каждому порцию нарезанного ломтиками мяса, от которого валил пар.

Взяв свою долю и кружку с элем, Аллейн удалился в угол и сел на стоявшие

там козлы; здесь он мог расслабленно поужинать, следя эту необычную трапезу,

настолько непохожую на те трапезы, к которым он привык в монастыре и которые

совершались в КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ безмолвии и серьезном благочинии. Помещение быстрее напоминало

конюшню. На низком, закопченном и почерневшем потолке он увидел несколько

квадратных люков с дверями, к ним вели грубо сколоченные лестницы. В стенки

из неотесанных и некрашеных досок были местами в кавардаке натыканы

огромные древесные гвозди, и на их висели верхняя одежка, сумы, кнуты,

уздечки и седла. Вверху КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ, над очагом, было прибито 6 либо семь древесных

щитов с намалеванными на их разными гербами. Грязь и копоть,

покрывавшие их не в равной степени, свидетельствовали о том, что повешены

они в различное время. Никакой мебели Аллейн не увидел, не считая 1-го длинноватого

кухонного стола и полок с грубой глиняной посудой, также нескольких

древесных скамей КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ и козел, чьи ножки глубоко ушли в мягенький глиняный пол;

освещение, кроме очага, состояло из 3-х факелов, воткнутых в подставки на

стенках, они мелькали и пощелкивали, издавая сильный запах смолы. Все это

казалось воспитаннику монастыря новым и странноватым, но самым увлекательным был

пестрый круг гостей, сидевших перед огнем и поедавших свои порции мяса КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ.

Тут находилась группа умеренных, обыденных путников, каких в ту ночь вы

повстречали бы в хоть какой гостинице на британской земле от края ее и до края; но

для Аллейна они вроде бы представляли тот неизвестный мир, от которого его так

нередко и так строго остерегали. Но, на основании того, что КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ он лицезрел,

этот мир не казался ему в конце концов кое-чем таким уж дурным.

Трое-четверо из сидевших у огня были, разумеется, лесниками и

объездчиками - загорелые и бородатые люди с живым, остроглазым взором и

резвыми движениями, схожими движениям оленей, посреди которых проходит их

жизнь. У самого очага расположился кочевой музыкант КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ средних лет, в

выцветшем платьице из нориджского сукна; камзол до того сел, что уже не

сходился ни у гортани, ни на поясе. Лицо у него было обветренное и опухшее, а

жидкие глаза навыкате свидетельствовали о том, что существование его

протекает недалеко от кувшина с вином. Одной рукою он прижимал к для себя

позолоченную арфу - арфа КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ была вся в пятнах, и на ней не хватало 2-ух струн,

- а другой скупо вычерпывал ложкой содержимое собственной тарелки. Рядом с ним

посиживали еще двое, приблизительно такого же возраста, у 1-го плащ был оторочен

мехом, что присваивало ему достойный вид, которым, он, должно быть, дорожил

больше, чем удобством, ибо то и дело запахивался КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ в плащ, несмотря на жар от

горящих дров в очаге. У другого, одетого в грязно-рыжий длиннющий просторный

камзол, было хитрое, лисье лицо, с скупыми подмигивающими очами и острой

бородкой. Около него посиживал Хордл Джон и еще три нечесаных грубых парня со

свалявшимися бородами и растрепанными космами - это были свободные работники

с примыкающих ферм, ибо КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ где-то еще сохранились среди царских поместий

участки маленьких землевладельцев. Эту компанию дополнял крестьянин, одетый в

грубую куртку из овчины и старомодные брюки, и юноша в полосатом

плаще с зубчатыми полами и в разноцветных брюках, глядевший вокруг с

глубочайшим презрением; одной рукою он то и дело подносил к носу флакон КАК САУТГЕМПТОНСКИЙ БЕЙЛИФ с

нюхательной солью, другая держала ложку, которой он усердно работал. В

углу, на связке травы, раскинув руки и ноги, лежал человек необыкновенно


kak-protivodejstvovat-kureniyu-shkolnikov.html
kak-proverit-sluh-rebenka.html
kak-proverit-yavlyaetsya-li-glubokoe-dihanie-prichinoj-bolezni.html